A A A

Центральное место во внешней политике России занимал тогда Восточный вопрос. В ослабевающей Османской империи началось национально-освободительное движение порабощенных христианских народов. Греки, сербы, болгары ждали помощи православной России, у русского государства были и свои интересы, создание независимых дружественных государств на южных рубежах страны обеспечивало безопасность пограничных территорий и дальнейшее торгово-экономическое развитие этих районов. На победы русской армии и флота в войне с Турцией с досадой смотрели в Париже и Лондоне, ведущие европейские державы давно претендовали на средиземноморские владения Османской империи и готовы были стать противниками России. С каждым годом росла вероятность того, что Восточный вопрос обернется военными действиями на подступах к Петербургу и английские корабли появятся в Финском заливе.

В связи с этим актуальнейшим вопросом стало строительство новых морских фортов и совершенствование обороноспособности Кронштадтской крепости. После разрушительного наводнения 1824 года Кронштадтскую крепость пришлось фактически возводить заново. В это время мощь корабельной артиллерии достигалась большим количеством орудий и увеличением их калибра. Такой артиллерии могли противостоять только каменные укрепления, казематированные батареи и форты, где орудия размещались в закрытых помещениях с толстыми стенами, защищающими людей и вооружение от артиллерийской атаки. К началу пятидесятых годов девятнадцатого века для расширения зоны обстрела Большого Кронштадтского рейда были построены 3 каменных, облицованных серым гранитом, морских форта. Указами Николая I  они были названы в честь российских государей: «Форт император Петр I», «Форт император Александр I» и «Форт император Павел I». На случай прорыва неприятельских кораблей к Малому рейду  возводились казематированные батареи у ворот Купеческой гавани и на западной стороне форта Кроншлот. Император Николай I лично утверждал проекты строительства оборонительных сооружений и их архитектурную отделку. На облик этих сооружений оказали влияние не только военно-инженерные требования своего времени, но и принципы ордерной системы классицизма. Форты южного фарватера составили своеобразный, стоящий среди морских волн величественно-суровый архитектурный ансамбль, обладающий не меньшей художественной выразительностью, чем парадные ансамбли петербургских площадей и воплощающий в камне идею Коронного города – надежного стража морских ворот российской столицы.

В классическом стиле с использованием элементов дорического ордера была выстроена и главная крепостная ограда Кронштадта. Она возводилась в 1825-1840 годах на месте старых, разрушенных катастрофическим наводнением деревоземляных укреплений. Южный фронт береговой обороны образовывали стенки и молы гаваней, на них за брустверами стояли орудия. С остальных трех сторон город окружали сложенными из камня и кирпича крепостными стенами толщиной до 2,5 метров, к ним примыкали одноярусные полубашни с пушечной обороной и оборонительные казармы. Обращенные к морю стены казарм утолщены, и вместо окон имели бойницы для ружейной стрельбы. В западных оборонительных казармах были сделаны две въездные арки, они получили названия Цитадельские и Кронштадтские ворота. Въезд в город с восточной стороны оформлен зданием Петербургских ворот с кордегадией. Знаком принадлежности к военному ведомству стали, утвержденные в 1820 году «орлы», они представляли собой рельефное изображение двуглавого орла, держащего в лапах лавровый венок из молний. Этот знак помещали над главными входами в крепостные здания. Комплекс оборонительных укреплений опоясавших Кронштадт придал его облику единство. Стены из неоштукатуренного кирпича гармонировали со служительскими флигелями военного городка построенного ранее в центре города и адмиралтейскими зданиями за Обводным каналом. В оборонительных казармах расположился крепостной полк. Особый военный колорит жизни в городе-крепости придавало ежедневное поднятие флагов на флагштоках фортов и оборонительных башнях. 

Важнейшим делом Морского ведомства было проектирование и строительство нового здания госпиталя. Адмиралтейский госпиталь был открыт на острове Котлине Петром I в 1717 году, долгие годы он размещался в небольших малоприспособленных для лечебных целей домах, которые не раз страдали от пожаров. В 1761 году было принято решение построить в Кронштадте каменное здание для госпиталя на 2000 больных. Проектированием занимались два  архитектора Адмиралтейской коллегии, сначала М.А. Башмаков, затем С.И. Чевакинский. Оба архитектора представили проекты госпиталя-дворца со сложной композицией плана, обилием архитектурных деталей в стиле барокко. Эти проекты не были утверждены и возведение нового здания откладывалось до тех пор, пока в 1832 году не последовало распоряжение императора Николая I о немедленном начале строительства госпиталя в Кронштадте. Архитектор строительного департамента Э.Х. Анерт составил проект строгого по архитектурной отделке здания с простой и логичной планировкой. При устройстве госпитальных помещений были учтены пожелания врачей, благодаря чему здание получило высокие функциональные качества. Украшением госпиталя стали церковь и вестибюль главного входа с парадной лестницей. Строительство, благоустройство территории и создание госпитального сада велось до 1840 года. Кронштадтский морской госпиталь стал самым большим в России флотским медицинским учреждением, и долгое время служил образцом для строительства госпиталей в стране.